• О сайте  • Контактные данные  • Полезные ссылки  • Поиск  
2007
Брифинги 2007 года
КАЗАНСКИЙ ЦЕНТР
ФЕДЕРАЛИЗМА И
ПУБЛИЧНОЙ
ПОЛИТИКИ
/ Публикации / Брифинги / 2007 / Брифинг № 2, весна 2007 на домашнюю страницу
Брифинг № 2, весна 2007
 
 
 
Леонид Сюкияйнен. Исламское право и российское законодательство: возможно ли взаимодействие?

Леонид Рудольфович Сюкияйнен – доктор юридических наук, профессор Государственного университета - Высшая школа экономики (Москва)

 

Исламское право и российское законодательство: возможно ли взаимодействие?

 

Шариат, исламское право и европейская правовая культура

Ислам является не только религиозной системой, сводящейся к догматике и культу, но и представляет собой комплекс принципов и норм, лежащих в основе организации и деятельности власти, а также регулирующих поведение мусульман. В средневековом обществе стран распространения ислама сложился и функционировал единый комплекс разнообразных норм, который в значительной мере продолжает действовать и в наши дни, направляя индивидуальное поведение и определяя общественные связи мусульман. Такая всеобъемлющая исламская система социально-нормативного регулирования в целом отнюдь не сводится только к религиозному комплексу. Она включает различные по своему характеру регуляторы, среди которых наряду с собственно религиозными предписаниями, правилами нравственности и вежливости, обычаями могли быть обнаружены и юридические нормы.

В исламской системе социально-нормативного регулирования все нормы тесно связаны между собой, взаимодействуют и дополняют друг друга. Однако тесное переплетение разнотипных правил поведения не только не исключает, но и предполагает их различение. На практике юридические нормы во многих отношениях отличаются от иных, прежде всего религиозных, регуляторов. Анализ соотношения собственно правовых норм с другими (прежде всего – религиозными) правилами поведения и их взаимодействия позволяет говорить о том, что в исламской системе социально-нормативного регулирования в качестве самостоятельного имеется правовой элемент – исламское право в узком, юридическом, смысле.

Конечно, самостоятельность исламского права как юридического явления и его независимость от религиозных постулатов ислама относительны. Было бы неверным утверждать, что между ними нет никакой связи. Более того, исламское право является самостоятельной правовой системой (семьей), специфика которой заключается, прежде всего, в сложном сочетании в нем религиозного и собственно юридических начал. Анализ их соотношения позволяет лучше понять основные характерные черты исламского права, отличающие его от других правовых систем (семей).

Переплетение иррационального и рационального моментов во многом предопределяет идейную основу исламского права, пронизывающие его ценности, а также общую направленность исламского правосознания, включая правопонимание и стиль мышления мусульманских юристов. Если исходные начала исламской правовой теории носят преимущественно религиозный характер, то в самом позитивном исламском праве как системе действующих юридических норм заметно преобладают рациональные моменты. Причем историческая тенденция на протяжении многих веков состояла во все более заметном выделении в общей исламской системе социально-нормативного регулирования исламского права как юридического явления. Такой вывод наглядно подтверждается опытом правового развития многих мусульманских стран.

Вплоть до XIX в. исламскому праву принадлежало центральное место в правовых системах мусульманских стран, где оно играло роль основного регулятора брачно-семейных, имущественных и даже уголовно-правовых отношений, применялось при решении ряда административно-финансовых и государственно-правовых вопросов. Однако со второй половины прошлого столетия в положении исламского права произошли серьезные изменения, в результате которых сфера его действия в наиболее развитых странах стала ограничиваться главным образом регулированием отношений личного статуса (брачно-семейные вопросы, завещание, наследование, опека, попечительство, правовой режим вакуфного имущества и т.д.). В наши дни ни в одной из них исламское право не является единственно действующим правом. Более того, в большинстве случаев оно уже не выступает центральным элементом правовой системы. В то же время исламское право не утратило здесь полностью своей роли комплекса действующих норм, хотя и в модифицированном виде.

Анализ современных правовых систем мусульманских стран под углом зрения влияния на них шариатского наследия ставит ряд вопросов, касающихся нынешнего состояния исламского права. В частности, для его характеристики важнейшее значение имеют те изменения, которые происходят в форме и технико-юридическом содержании современного исламского права в результате кодификации отдельных его отраслей, включения его норм, принципов и институтов в законодательство. Отметим в этой связи, что на протяжении веков исламское право развивалось в традиционной форме доктрины (фикха) различных школ – толков (мазхабов), которые порой остро соперничали друг с другом. Роль иджтихада ограничивалась развитием фикха внутри этих мазхабов. В ориентации на определенный толк заключалась сила исламского права (фикха) – единая логика и стройность, которые, правда, нарушались несовпадением взглядов внутри каждой школы и не всегда отвечали строгим юридическим критериям.

С середины XIX в. происходят глубокие изменения в статусе толков и роли, отводимой иджтихаду. Связано это с тем, что современное действующее исламское право существенно отличается от традиционного по своей форме, содержанию, соотношению с позитивным законодательством. В современных правовых системах исламское право сравнительно редко выступает в традиционной форме доктрины, которая остается ведущим его источником в немногих странах и лишь применительно к отдельным отраслям. В большинстве случаев его нормы закрепляются в принимаемом государством законодательстве. В итоге доктрина (фикх) в качестве основного источника исламского права уступила место законодательству.

Все это свидетельствует о формировании в настоящее время своего рода «современного» исламского права, которое отличается рядом существенных особенностей. Кодификация фикха или включение исламских правовых принципов, норм и отдельных институтов в основанное на заимствовании европейских правовых образцов законодательство – яркий пример современного взаимодействия исламской и европейской правовых культур. Отметим в этой связи, что для шариата всегда было характерно взаимодействие и сосуществование с другими правовыми системами. Он никогда не был единственным действующим правом в мусульманском мире. Например, в арабских странах наряду с шариатом на протяжении веков применялись иные правовые нормы – правила немусульманских конфессий по брачно-семейным вопросам, акты государственных органов (часто отходившие от шариата), иностранное право (в том числе в силу режима капитуляций), местные обычаи, которым придавалось правовое значение. Восприятие в XIX в. наиболее развитыми мусульманскими (прежде всего, арабскими) странами европейских правовых образцов, которым исламское право уступило центральное место в правовых системах, было подготовлено всей предшествующей историей правового развития мусульманского мира, а также объяснялось особенностями самого исламского права как системы, открытой к восприятию чужого опыта.

Исламские и европейские правовые институты и правовые культуры в целом еще более активно взаимодействуют в современных правовых системах мусульманских стран, прежде всего на уровне норм законодательства и правосознания. Важно иметь в виду, что само современное исламское право сложилось и эволюционирует главным образом под решающим влиянием европейских правовых моделей. В целом взаимодействие указанных двух культур происходит в нескольких основных формах: 1) параллельное регулирование сходных вопросов в отношении мусульман и немусульман (право личного статуса); 2) включение исламских правовых норм, принципов и институтов в законодательство, ориентирующееся на европейские образцы, и наоборот; 3) введение в действие законодательных актов, которые не могут быть однозначно отнесены к исламской или к европейской правовой системе, т.е. представляют собой их синтез; 4) принятие законодательства, которое по своему содержанию и основным конституционным подходам базируется на шариате, а по форме и технико-юридическим особенностям воспроизводит европейские правовые образцы.

Иначе говоря, во многих мусульманских странах сложилась своя национальная правовая культура, в которой органично сочетаются достижения исламской и европейской правовых цивилизаций в их единстве и взаимопроникновении.

Конечно, исламская и европейская правовые культуры не только позитивно взаимодействуют, но и конкурируют друг с другом. Это проявляется на уровне применения и толкования законодательства, построенного по определенной правовой модели, юристами с иной правовой культурой, а также на уровне правосознания. В частности, профессиональное правосознание в большинстве мусульманских стран отчетливо тяготеет к европейской правовой культуре, а массовое – продолжает в целом ориентироваться на традиционные исламские ценности. Конфликт может проявляться также в неприятии немусульманами законодательства, основанного на шариате, на том основании, что оно ассоциируется с исламом – религией, а не с правом в собственном смысле, правовой культурой ислама (это особенно заметно на примере уголовного права).

 

Мусульманское право и российское законодательство

Вывод о возможности взаимодействия и сосуществования европейской и исламской правовых культур в рамках одной национальной правовой системы актуален и для России. Но если в исламском мире в целом главная теоретическая проблема заключается в обосновании допустимости рецепции европейского права, то в нашей стране, наоборот, речь идет о возможности обращения к исламскому праву и его доктрине в качестве источника права в рамках европейской правовой традиции.

В этой связи напомним, что в дореволюционной России элементы исламского права применялись в юридической практике. На Северном Кавказе такое положение сохранялось до конца 20-х гг. прошлого столетия. В настоящее время в некоторых российских регионах предпринимаются попытки возродить исламские правовые традиции, поэтому вопрос о будущем ислам­ского права в России приобретает особую актуальность. И если мы считаем необходимым использование опыта других правовых систем, прежде всего европейских, удачные решения которых активно осваиваются, то в принципе нельзя исключать и возможность обращения к исламской правовой культуре, используя ее потенциал в правовом развитии нашей страны.

Особенно важно иметь это в виду при разработке правовых реше­ний в регионах России с преобладающим мусульманским населением. Власть здесь лишь укрепила бы свои позиции, если бы в основе ее правовой политики лежал принцип соотнесения принимаемого законодательства с исходными началами исламского права. Для этого при законодательных органах целесообразно создавать консультативные структуры, которые могли бы оценивать готовящиеся правовые акты с исламских правовых позиций. Предметом подобного осмысления должны стать и договоры между федеральным центром и соответствующими субъектами Российской Федерации. Эти договоры приобретут дополнительный авторитет, если будет показано их соответствие исламскому праву. Вновь заключаемые договоры полезно было бы подвергать такой экспертизе еще в ходе их подготовки.

Использование отдельных норм исламского права в официальных правовых актах не противоречит общим принципам российского законодательства, а для осуществления религиозных прав мусульман, гарантированных (как и прав других верующих) ст. 28 Конституции России, обращение к исламскому праву просто неизбежно, потому что многие культовые вопросы ислам относит к области права. Конкретные организационно-правовые меры (направленные на создание условий для совершения молитвы, осуществление паломничества, соблюдение поста и т.д.) должны приниматься органами власти с учетом соответствующих положений исламского права. Но дело не ограничивается религиоз­но-культовыми вопросами. Возрождение ислама в ряде регионов нашей страны неизбежно ставит вопрос о законодательном закреплении некоторых элементов исламской правовой культуры в местах компактного проживания приверженцев ислама.

Следует сразу оговориться, что обращение к основам шариата и исламского права может иметь место только при соблюдении двух важных взаимосвязанных условий. Первое – последовательно правовой подход к отбору и использованию исламского наследия. Для России, где мусульмане составляют конфессиональное меньшинство, а государство имеет светский характер, единственно приемлемым является освоение не шариата вообще, а именно исламского права. Светская правовая система может воспринять лишь те элементы исламского образа жизни, которые в нее вписываются, а значит – напрямую не связаны с религией. При таком условии обращение к наследию ислама дает возможность использовать опыт оригинальной правовой системы, не нарушая светского характера государства.

Вторым условием освоения достижений исламской правовой культуры является их совместимость с общими началами российской пра­вовой системы, прежде всего – конституционными. При этом речь идет не только о соответствии положений исламского права указанным началам, но и о том, чтобы воспринимаемые принципы и нормы гармонично вписывались в правовую систему России по своим технико-юридическим, структурным характеристикам. О том, что такая адаптация реаль­на, свидетельствует опыт современных мусульманских стран, изучение кото­рого весьма актуально для России. При соблюдении указанных условий учет отдельных норм, принципов, институтов исламского права и включение их в правовую систему европейского образца – вполне вероятная перспектива развития законодательства ряда республик в составе Российской Федерации.

В этой связи специального внимания заслуживает так называемый личный статус – отрасль исламского права, регулирующая важней­шую сторону правового положения мусульман. Предметом данной отрас­ли являются брачные, семейные и наследственные отношения, взаимные обязанности родственников, опека, попечительство и некоторые другие примыкающие к ним вопросы. Поскольку большинство норм по личному статусу содержится в основополагающих источниках исламского права – Коране и сунне, – для мусульман они имеют особое значение. Важно подчеркнуть, что и за другими конфессиями ислам признает право строить аналогичные отношения (прежде всего брачно-семейные) в соответствии с принятыми у них правилами. Причем регулирование личного статуса по конфессиональному признаку характерно не только для современного мусульманского мира, но и для ряда других государств, например, многих африканских стран, включая ЮАР, а также для Израиля, Индии и даже Греции, где мусульмане в брачно-семейных отношениях придерживаются норм исламского права, закрепленных специальным законодательством.

В России эти отношения не поставлены в зависимость от вероисповедания заинтересованных лиц, но это не означает, что отдельные положения данной отрасли исламского права не могут быть использованы. Российская Конституция в принципе такую возможность допускает, относя семейные вопросы к области совместного ведения Федерации и ее субъектов. Это позволяет республикам с преобладающим мусульманским населением принимать по указанным вопросам законы, учитывающие отдельные положения исламского права. Понятно, что речь идет о закреплении именно правовых принципов и норм, а не о регулировании семейных отношений по религиозному признаку. Кроме того, указанные положения могут приниматься только при условии плавного, поэтапного включения в соответствующее законодательство тех исламских правовых предписаний, которые по своему содержанию совместимы с общими началами российского права, а по своей форме – с современной российской правовой культурой. Примером может служить брачный договор, тщательно разработанный в исламском праве, выводы которого вполне могут использоваться региональным законодательством для детального регулирования данного института семейного права.

Перспективным представляется и опыт решения вопросов наследования, опеки, попечительства и благотворительности в исламском праве. Примечательно, что хотя они считаются институтами личного статуса, регулирующее их законодательство во многих мусульманских странах распространяется на всех граждан вне зависимости от конфессиональной принадлежности и не воспринимается как закрепление религиозных постулатов. Это косвенно подтверждает правовой характер указанных институтов.

В частности, для регулирования благотворительной деятельности несомненный интерес может представить институт вакфа – имущества, изъятого из оборота и предназначенного для использования в благотворительных целях. Отточенный исламской правовой доктриной на протяжении столетий этот институт ранее широко использовался для поддержки образования и науки, а в настоящее время применяется еще и для финансирования социальных программ. Причем исламское право значительно эффективнее, нежели действующее российское законодательство, регулирует правовой статус и взаимные права и обязанности трех основных сторон благотворительной деятельности – донора, выгодополучателя и лица, уполномоченного управлять вакуфным имуществом и направлять получаемые от его эксплуатации доходы на удовлетворение потребностей адресата помощи.

В гражданском и коммерческом законодательстве ряда республик могут найти свое место отдельные виды сделок, детально разработанные в исламском праве, в том числе относящиеся к банковской деятельности. В последние десятилетия исламские банки получили распространение не только в мусульманском мире, но и в некоторых западных странах, например, в Великобритании и Люксембурге. Казалось бы, исламское право, известное запретом на получение процентов за предоставление кредита или просрочку погашения долга, противоречит принципам современной банковской деятельности. Однако занявшие несколько лет сравнительно-правовые исследования способствовали тому, что сделкам, осуществляемым исламскими банками, была придана форма, которая, с одной стороны, соответствует требованиям европейского банковского права, а с другой – не отходит от основополагающих принципов исламского права.

Определение направлений потенциального использования исламской правовой культуры требует детального изучения исторического опыта действия исламского права, в том числе и в России, а также новейших достижений современной исламской правовой мысли, которые отвечают правовым критериям и могут быть востребованы правовой системой нашей страны.


 
English version
Документы в разделе
Разделы сайта
Поиск
 
расширенный поиск
Регистрация
Логин:    
Пароль:
 
 

  • [ Регистрация ]
  • Новости | Проекты | Публикации | Сотрудники | Форум | Мероприятия | Помощь исследователю | Книги и статьи о современном федерализме
    © 2001, 2002, 2009 Казанский центр федерализма и публичной политики. При использовании наших материалов ссылка на сайт обязательна, подробнее ... г.Казань, Кремль, подъезд 5. Тел./факс (843) 2925043, federalism@kazanfed.ru